Знаете, в этой рубрике я вроде как должен был рассказать о том, кто из граждан Беларуси, решивших повоевать на Украине, погиб, а кого взяли в плен. И поразмышлять – почему так происходит, кто в этом виноват и – кому выгодны эти смерти?

Но, в общем-то, как по мне, говорить тут особо нечего. По пока не уточненным в сторону увеличения данным, 20 наемников из Беларуси и Грузии, воюющих так или иначе за нацбатальон «Азов», были убиты российскими военными в ходе спецоперации. Убиты люди в военной форме, со знаками отличия, с оружием в руках и фактически – на фронте боевого конфликта на стороне врага. Можете считать меня циником, но ничего необычного не произошло. И с большего – не о чем тут рассуждать. «Смерть одного человека – это смерть, а смерть двух миллионов – только статистика», и сказал это не Сталин, а Ремарк в романе «Черный обелиск».

То же самое касается и того, почему они погибли. В общем-то, нам какая разница, нам главное – чтобы не гибли те, кто не хочет погибать. А эти ребята самостоятельно отправились на войну, они прямо просились – так что се ля ви. 

Но их, конечно, обманули. И обманула их украинская пропаганда, которая на самом деле британская. Знаете, чем дольше мы живем, тем все меньше мир виртуальный, мир социальных сетей и мир реальный – все меньше они пересекаются друг с другом. На YouTube мы видим успешного западного политика, решающего судьбы миллионов людей – в реальности это суицидальный субъект, страдающий от необходимости беспрекословно выполнять чьи-то приказы, поколачивающий из-за этого жену и утопающий в наркотиках. В Instagram мы видим шикарную успешную женщину на дорогом автомобиле, сияющую в очередном путешествии свеженакаченными губами и брендовой сумкой, а в реальности она – просто проститутка, и не более, и эта мысль рано или поздно вырвется из ее подсознания и сведет с ума. 

В Telegram мы видим брутального бородатого бойца, якобы смелого и отважного. Честно говоря, с ним мне лично все было понятно сразу – где-то спустя пару лет после Крыма такие вот бороды стали модными. Так что каждый с такой бородой для меня, уж простите, человек с нестабильной психикой, которым легко манипулировать. 

И вот этот белорусский бородатый наемник в Telegram – вот такой.

У меня есть парочка замечаний к видео. Самое очевидное – а куда они стреляют? Где мишени? Точные попадания ведь здесь были бы очень хороши, не так ли? И второе: скажите, а у вас возник импульс присоединиться к ним? Этим своим обращением бородатый мужчина вызвал в вас желание стать в строй? У меня – нет. Потому что импульс в таком обращении может вызвать только тот, у кого есть боевой опыт, кто понимает каждого бойца, даже потенциального. И он скажет совсем другие слова, где не будет ничего дебильного про детские книжки и Азаренка, а будет жесткость, обязательно – боль, решительность, отвага. Всего этого я на видео белорусских наемников не увидел – и не вижу до сих пор. И я их не осуждаю, потому что целью этого обращения был хайп в Сети. Зачем нужен хайп – это вопрос другой, но ничего общего с реальной жизнью это видео не имеет. А реальность для гражданина наемника оказалась куда более прозаичной, менее эмоциональной, менее псевдо-геройской. Он был просто убит. И спустя пару дней об этом факте почти все забыли.

Знаете, я решил на свой страх и риск рассказать одну правду… Многие ведь говорят – на Украине у нас знакомые, друзья и родственники. И – так ведь у всех. И у меня – в том числе. 

И я держу связь с человеком из Вооруженных сил Украины, хоть это сейчас и не особо приветствуется. Но жизнь иногда гораздо сложнее, чем инструкции. И я сейчас зачитаю компиляцию из его сообщений про то, что такое война на самом деле. Поехали. 

«Вот ты, Игорь, что, думаешь, что мы бесстрашные герои? Нет, конечно же. Здесь всем страшно. И самое страшное – это то, что к бою невозможно подготовиться, он всегда неожиданный. Знаешь, "Кинжал" прилетает без предупреждения и не по расписанию, и как-то глупо будет погибнуть с зубной щеткой во рту. Россия гораздо сильнее, мы все это понимаем, что бы ни говорил Арестович. Поэтому – да, мы боимся. Каждую минуту. Может, это незаметно… Да, к этому привыкаешь, с этим живешь, но нам, черт возьми, страшно. Здесь все, и я тоже, представляли, как мы можем умереть – пуля или взрыв? Представляю, как мой труп останется лежать – в какой позе, интересно? Как долго? Я каждый вечер думаю о жене и детях – они давно далеко от Украины, но они верят, что папа вернется. Только сам папа в это не верит… И да, мне страшно – и за них, и за себя. Хочешь честно? Я думаю, как будет жить моя жена, найдет ли она себе нового мужчину? Кто будет воспитывать моих детей, хорошим ли он будет человеком, не будет ли он обижать их? Я смирился с тем, что умру – но умирать я не хочу и боюсь, да. Лучшее, что может быть – это в плен к русским. Дезертировать я не могу, я давал присягу и останусь ей верным, хоть я и понимаю, что наши генералы отправляют нас на бессмысленную смерть, потому что они, как и все и все на Украине, давно продано и куплено. Я не умру за Родину, к сожалению, как когда-то мечтал. Меня просто убьют. А ваши бородатые наемники – это дети, которые не понимают, что такое война. Они играются с автоматами. Но поверь мне – как только рядом с ними погибнет хоть один человек, все они разбегутся. И дай Бог, чтобы разбежаться эти дети успели, но скорее всего – они разлетятся. Видишь, мы даже шутим про смерть. Потому что так легче и не так страшно. Не смотри ты этот Telegram, Игорь. Там ни слова правды про то, что такое война. Ты пиши, я тебе расскажу». На этом все, монолог моего собеседника закончен. Я только добавлю – 18 июня этот человек был убит осколком ракеты, и сообщения перестали от него приходить. И мне, и его жене, детям, матери, отцу, сестре и друзьям. 

У убитого бородача-нациста тоже есть те, для кого его смерть – это горе. Но это уж точно не те, кто звал его на войну. Место бородатого хедлайнера, создающего хайп, скоро займет кто-то другой. Может, тоже с бородой, может, со шрамом – главное, чтобы был эффектный. 

Самый большой фейк этой СВО – то, что Запад волнует судьба Украины, украинцев или наемников. Бросьте, бизнес на войне – самый прибыльный в мире. И для тех, кто производит оружие, и для тех, кто его поставляет, и для тех, кто получает технику на миллионы за «патриотизм», но цинично продает ее на черном рынке за пару сотен тысяч долларов. Хотите секрет? Весь этот бизнес держится не на том, из чего стреляют, а на том, чем стреляют – я про боеприпасы, патроны и снаряды. И для успешного бизнеса нужны не поставки техники, а нужно, чтобы из нее, из любой, даже почти списанной, стреляли как можно чаще и дольше, потому что именно здесь – караван золота. Значит, нужны и те, кто будет производить выстрелы, и люди не должны заканчиваться. Убили одного – нужно привлечь на его место двух. Бизнес на войне – как шариковая ручка, а человеческая жизнь в ней – это стержень. Закончился один – достали, выбросили, вставили новый, продолжаем писать. Вот и вся правда. А еще на войне страшно. И это единственная неоспоримая правда о войне.